— Она проработала две пикосекунды и начала вести себя. — Не понимаю. — Никто не понимает, — Даг Ратман вздохнул. — Леонид, это было страшно.