Рубашка, конечно, была ужасной