Стоял один из тех сырых, промозглых февральских дней, когда виолончель расстраивается вверх.