User avatar
» posted to daily_verse

Владимир Стариков

* * *
о, конечно же, это море! – закричала бабушка –
я узнаю причуду каждую – и побежала вдоль
береговой линии, не отрывая взгляда
от крутых барашков и от стальной сини
на заднем плане у горизонта, где небо нежно
соприкасалось, перетекало и исчезало,
становясь морем

а я увидел много воды –
целый чан
мутной и пахнущей чем-то
затхлым
я думаю, мне противопоказана
сырость
я чувствую – скоро заплачу
если бабушка сейчас же
не вернется назад

Владимир Стариков

* * *
о, конечно же, это море! – закричала бабушка –
я узнаю причуду каждую – и побежала вдоль
береговой линии, не отрывая взгляда
от крутых барашков и от стальной сини
на заднем плане у горизонта, где небо нежно
соприкасалось, перетекало и исчезало,
становясь морем

а я увидел много воды –
целый чан
мутной и пахнущей чем-то
затхлым
я думаю, мне противопоказана
сырость
я чувствую – скоро заплачу
если бабушка сейчас же
не вернется назад

User avatar
» posted to җаным and daily_verse

Григорий Кружков

Чудесное со мной не происходит.
Как будто зареклось происходить.
Как будто крест поставило на мне
Чудесное. И вот что я придумал.

Надел резиновые сапоги,
В карман плаща два яблока засунул,
Купил журнал «Умелый пчеловод»
И в поезд сел до станции Голутвин.

И через полчаса произошло
Со мной чудесное. Ко мне подсела
Блондинка девушка в плаще с болонкой
И съела оба яблока моих.

Потом она на время попросила
Журнал «Умелый пчеловод», чтоб дома
Его прочесть спокойно под торшером,
Поскольку увлекалася сама

Парашютизмом. Телефон дала мне,
Чтоб я звонил ей, как найдет охота.
Потом вошли Четыре Контролера
И попросили показать билет.

Я показать билет им отказался
Категорически. За что меня
Они по всем вагонам провели
И девушкой-блондинкой попрекали.

Вот почему с тех пор я знаю точно:
Чудесное со мной не происходит.
А если происходит иногда,
Кончается необычайно глупо.

1970

Григорий Кружков

Чудесное со мной не происходит.
Как будто зареклось происходить.
Как будто крест поставило на мне
Чудесное. И вот что я придумал.

Надел резиновые сапоги,
В карман плаща два яблока засунул,
Купил журнал «Умелый пчеловод»
И в поезд сел до станции Голутвин.

И через полчаса произошло
Со мной чудесное. Ко мне подсела
Блондинка девушка в плаще с болонкой
И съела оба яблока моих.

Потом она на время попросила
Журнал «Умелый пчеловод», чтоб дома
Его прочесть спокойно под торшером,
Поскольку увлекалася сама

Парашютизмом. Телефон дала мне,
Чтоб я звонил ей, как найдет охота.
Потом вошли Четыре Контролера
И попросили показать билет.

Я показать билет им отказался
Категорически. За что меня
Они по всем вагонам провели
И девушкой-блондинкой попрекали.

Вот почему с тех пор я знаю точно:
Чудесное со мной не происходит.
А если происходит иногда,
Кончается необычайно глупо.

1970

Comment

чудесное ваще, как сказала бы Лиала!

 ‎· @ujin 1
Comment

Это прям про меня.

 ‎· всё это хуйня 2
Comment

люблю его очень.

 ‎· ведро с гайками 2
Comment

#ilovepropolis

 ‎· ветви красивых капуст
User avatar
» posted to daily_verse

Всеволод Петров

User avatar
» posted to daily_verse

Олег Вулф

* * *
Весной мы увидим дорогу,
и лес за дорогой, и в нём —
луну, и вола, и корову,
глядящих в проём.

Корову, луну и Соснова,
вола, и дорогу, и лес,
и озеро в лодках ОСВОДа,
который исчез.

И будут глядеть на дорогу
и вол, и Соснов, и луна
из приисков леса, помногу,
как утро от сна.

Олег Вулф

* * *
Весной мы увидим дорогу,
и лес за дорогой, и в нём —
луну, и вола, и корову,
глядящих в проём.

Корову, луну и Соснова,
вола, и дорогу, и лес,
и озеро в лодках ОСВОДа,
который исчез.

И будут глядеть на дорогу
и вол, и Соснов, и луна
из приисков леса, помногу,
как утро от сна.

Comment

ой какая укороченная строчка хорошая

 ‎· җаным 2
User avatar
» posted to акунънеть лучьшинеиду and daily_verse

Между тем, последнюю неделю, или даже уже несколько, регулярно вспоминаю эту важнейшую запись АА — в книге эти два стишка разнесены, но так, кажется, гораздо лучше: http://www.litkarta.ru/files/06-anashevich-vse-bessmyslenno-m...

User avatar
» posted to daily_verse

Дмитрий Константинов

* * *
Я вижу, как трудно деревьям,
Растущим в такую погоду.
И хочется что-нибудь сделать,
Накрыть их какой-нибудь тряпкой,
Полить их какой-нибудь водкой,
Обмазать побелкой,
Обнять и реветь,
Потому что пора уже
Быть богатым и знаменитым,
А ничего не выходит.

Дмитрий Константинов

* * *
Я вижу, как трудно деревьям,
Растущим в такую погоду.
И хочется что-нибудь сделать,
Накрыть их какой-нибудь тряпкой,
Полить их какой-нибудь водкой,
Обмазать побелкой,
Обнять и реветь,
Потому что пора уже
Быть богатым и знаменитым,
А ничего не выходит.

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Олаф Стумбрс
Перевод Сергея Морейно

ИСПОВЕДЬ (5)

неплохо бы ночь напролёт болтать на
языке китайских мандаринов с узкоглазым пожилым
человеком, ещё лучше наблюдать,
как засыпает мир под синим крылом коршуна,
но лучше всего,
ростом опять в три вершка, встать у серой раковины
на кухне, смывая с пальцев тёмные
пятна, оставленные едким соком сорванных
одуванчиков.

@translatingkids

Олаф Стумбрс
Перевод Сергея Морейно

ИСПОВЕДЬ (5)

неплохо бы ночь напролёт болтать на
языке китайских мандаринов с узкоглазым пожилым
человеком, ещё лучше наблюдать,
как засыпает мир под синим крылом коршуна,
но лучше всего,
ростом опять в три вершка, встать у серой раковины
на кухне, смывая с пальцев тёмные
пятна, оставленные едким соком сорванных
одуванчиков.

@translatingkids

User avatar
» posted to просто варежка and daily_verse

#какиетострочки

User avatar
» posted to просто варежка and daily_verse

Сергей Кулле (29.02.1936 — 28.10.1984) #какиетострочки

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Анна Гершаник

Мы умели плавать, рыбу ловить, водить суда.
Мы росли у моря под пенье пенное нереид.
Мы смотрели, как зарастают рыбою невода,
Как вода вечерами на западе бездымным огнем горит.

Танцевал Дионис. Из ягод струился сок.
В небесах дырой чернел левантийский глаз.
Белопенный бессмертный змей выползал на песок
И, дробясь, кропил соленою кровью нас.

А теперь вокруг только конское ржанье и конский пот,
Гоготанье кочевья да в воздухе свист камчи.
Горьковатый и пресный ветер монотонно поет
Бесконечный мотив. Не перебивай. Молчи.

Кривоногие боги. Расплющенный небом шар.
Постоянный, бесцельный ток по степи гнедой.
Вороные ночи, когда в темноте шуршат
Километры травы, притворяясь морской водой

Анна Гершаник

Мы умели плавать, рыбу ловить, водить суда.
Мы росли у моря под пенье пенное нереид.
Мы смотрели, как зарастают рыбою невода,
Как вода вечерами на западе бездымным огнем горит.

Танцевал Дионис. Из ягод струился сок.
В небесах дырой чернел левантийский глаз.
Белопенный бессмертный змей выползал на песок
И, дробясь, кропил соленою кровью нас.

А теперь вокруг только конское ржанье и конский пот,
Гоготанье кочевья да в воздухе свист камчи.
Горьковатый и пресный ветер монотонно поет
Бесконечный мотив. Не перебивай. Молчи.

Кривоногие боги. Расплющенный небом шар.
Постоянный, бесцельный ток по степи гнедой.
Вороные ночи, когда в темноте шуршат
Километры травы, притворяясь морской водой

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Хеге Сири
Перевод Александра Панова

***

есть темнота
царящая на холмах
среди лесов дремучих
между горой и фьордом

а есть темень-царица
что в сердце моём хранится

https://t.me/translatingkids

Хеге Сири
Перевод Александра Панова

***

есть темнота
царящая на холмах
среди лесов дремучих
между горой и фьордом

а есть темень-царица
что в сердце моём хранится

https://t.me/translatingkids

User avatar
» posted to daily_verse

Юлия Фридман

* * *
Шел дождь. Громилы мыли морг.
Коту хорош и шорох уток.
Мы роботы — какой восторг!
Тире, две точки, промежуток.

Ты там, ты женщиной живешь,
Как дочь Дюймовочки, с кротами,
Сняла браслет, не носишь брошь
И дырка в ухе зарастает.

Я шлю тебе открытки, письма,
Две телеграммы, бандероль,
Я не могу тебя осмыслить,
Я, древних роботов король.

Мне эта жизнь такой запомнится:
Ты, непонятная уму,
И механическое солнце,
Как будто зеркало во тьму.

Юлия Фридман

* * *
Шел дождь. Громилы мыли морг.
Коту хорош и шорох уток.
Мы роботы — какой восторг!
Тире, две точки, промежуток.

Ты там, ты женщиной живешь,
Как дочь Дюймовочки, с кротами,
Сняла браслет, не носишь брошь
И дырка в ухе зарастает.

Я шлю тебе открытки, письма,
Две телеграммы, бандероль,
Я не могу тебя осмыслить,
Я, древних роботов король.

Мне эта жизнь такой запомнится:
Ты, непонятная уму,
И механическое солнце,
Как будто зеркало во тьму.

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Джим Додж
Перевод Шаши Мартыновой

БЕСТОЛОЧЬ

Уже 50 лет в полном беспамятстве, но теперь,
хотя бы краем глаза, я умею глядеть на растения
и чуять свет, что их составляет.
Засыпая, баюкаю себя
краткой молитвой из их имен:
ольха, шпорник, малина, готьерия.

(https://t.me/translatingkids)

Джим Додж
Перевод Шаши Мартыновой

БЕСТОЛОЧЬ

Уже 50 лет в полном беспамятстве, но теперь,
хотя бы краем глаза, я умею глядеть на растения
и чуять свет, что их составляет.
Засыпая, баюкаю себя
краткой молитвой из их имен:
ольха, шпорник, малина, готьерия.

(https://t.me/translatingkids)

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Капка Кассабова
Перевод Кирилла Щербицкого

НАБЛЮДАЮ ЗА ТЕМИ, КТО НЕ СУМЕЛ УТОПИТЬСЯ

Я видела тебя на пляже
ты приходил каждый вечер
чтобы спрятаться в море
притворялся что уплываешь
и вновь выходил на берег

Но сегодня я сразу почувствовала что-то совсем иное
в том как ты сорвал часы словно они прилипли к запястью
как стащил футболку словно она не твоя и уже не нужна
как ты шёл к воде по обломкам ракушек

Как всегда ты бросился в воду
но в этот день почему-то не было прилива
и ноги несли тебя дальше и дальше
в нарастающей панике не находя глубины

Ты дошёл до острова посередине залива
и движешься теперь обратно
твои колени яростно рассекают воду
одежда по-прежнему там где ты ее бросил

@translatingkids

Капка Кассабова
Перевод Кирилла Щербицкого

НАБЛЮДАЮ ЗА ТЕМИ, КТО НЕ СУМЕЛ УТОПИТЬСЯ

Я видела тебя на пляже
ты приходил каждый вечер
чтобы спрятаться в море
притворялся что уплываешь
и вновь выходил на берег

Но сегодня я сразу почувствовала что-то совсем иное
в том как ты сорвал часы словно они прилипли к запястью
как стащил футболку словно она не твоя и уже не нужна
как ты шёл к воде по обломкам ракушек

Как всегда ты бросился в воду
но в этот день почему-то не было прилива
и ноги несли тебя дальше и дальше
в нарастающей панике не находя глубины

Ты дошёл до острова посередине залива
и движешься теперь обратно
твои колени яростно рассекают воду
одежда по-прежнему там где ты ее бросил

@translatingkids

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

из новой книжки мэтью суини (matthew sweeney) "конская музыка" ("horse music")

Стеклянные шахматы

Проснувшись, он обнаружил
шахматы из стекла
на прикроватной тумбе.
Кто-то убрал витамины,
лампу поставил на пол,
унёс два стакана с водой -
и сделал всё это бесшумно.
Он сел в кровати, желая
рассмотреть их получше.
Всё было из стекла:
половина фигур -
матовые, а другая -
прозрачные, так же, как
и соседние клетки.
Он поднялся с кровати
и встал у доски.
Матовая пешка
неожиданно сделала ход.
Прозрачные фигуры
продолжали стоять неподвижно.
Ход был за ним. Но кто он,
его незримый противник?
Он открыл жалюзи,
чтобы стало светлее,
и тотчас же припомнил
свою последнюю партию
в шахматы - на Рождество,
с отцом. В тот день
он проиграл, конечно,
как и всегда. Однажды,
впрочем, он всё же выиграл,
но всё равно забросил
игру на долгие годы.
Тут он мельком взглянул
на отраженье комнаты
в зеркале, и на секунду
увидел смутную тень
с той стороны доски, но она
тотчас же исчезла. Он сел,
оглядел фигуры и медленно
двинул прозрачную пешку
вперёд.

(перевод Геннадия Каневского)

из новой книжки мэтью суини (matthew sweeney) "конская музыка" ("horse music")

Стеклянные шахматы

Проснувшись, он обнаружил
шахматы из стекла
на прикроватной тумбе.
Кто-то убрал витамины,
лампу поставил на пол,
унёс два стакана с водой -
и сделал всё это бесшумно.
Он сел в кровати, желая
рассмотреть их получше.
Всё было из стекла:
половина фигур -
матовые, а другая -
прозрачные, так же, как
и соседние клетки.
Он поднялся с кровати
и встал у доски.
Матовая пешка
неожиданно сделала ход.
Прозрачные фигуры
продолжали стоять неподвижно.
Ход был за ним. Но кто он,
его незримый противник?
Он открыл жалюзи,
чтобы стало светлее,
и тотчас же припомнил
свою последнюю партию
в шахматы - на Рождество,
с отцом. В тот день
он проиграл, конечно,
как и всегда. Однажды,
впрочем, он всё же выиграл,
но всё равно забросил
игру на долгие годы.
Тут он мельком взглянул
на отраженье комнаты
в зеркале, и на секунду
увидел смутную тень
с той стороны доски, но она
тотчас же исчезла. Он сел,
оглядел фигуры и медленно
двинул прозрачную пешку
вперёд.

(перевод Геннадия Каневского)

Comment

https://gaika-tool.livejournal.com/1161752.html?style=mine - здесь перевод ещё двух, просто это понравилось больше

 ‎· лучшимъ орудiемъ для желающихъ
User avatar
» posted to просто варежка and daily_verse

Львовский https://www.facebook.com/notes/stanislav-lvovsky/3-smth/3165329093533263/

User avatar
» posted to просто варежка and daily_verse

🧡

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Чжоу Гаопин
Перевод Валерии Хоменко

РАВНОВЕСИЕ

Так, чтобы было ни тебе и ни мне –
бутоны, увядшие в одночасье.
Вишня, побитая градом, и
уничтоженная. Вместо цветов и ягод
в этом году ни тебе и ни мне – урожай
длиннозёрного риса.

@translatingkids

Чжоу Гаопин
Перевод Валерии Хоменко

РАВНОВЕСИЕ

Так, чтобы было ни тебе и ни мне –
бутоны, увядшие в одночасье.
Вишня, побитая градом, и
уничтоженная. Вместо цветов и ягод
в этом году ни тебе и ни мне – урожай
длиннозёрного риса.

@translatingkids

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Елена Михайлик

Утомившись, раскат отошел за невидимый мол,
над стеклянной водой – металлический обод причала,
мы дошли до конца, и со дна поднялось одеяло –
трехметровый прекрасный взаправдашний скат-хвостокол.

Как он может нас помнить? Мы не были здесь целый год,
но встречает, глядит, так как рыбам смотреть не пристало…
потому что оно – мореплаватель (и одеяло), 
всепогодный подводный защитный ковер-самолет.

Потому что причал – на заливе, во сне, на плаву,
свет бежит по камням, повторяемый солью и пылью,
где вода под водой раскрывает огромные крылья, 
и всплывает как прежде – Привет! Ты живешь? Я живу.

Кто там ходит по небу и двигает звезды на дне?
Вот Чуковскому страшно, Тарковскому этого мало,
ну а мне в самый раз – мне навстречу плывет одеяло
по зеленой, соленой, пока - бесконечной волне.

Елена Михайлик

Утомившись, раскат отошел за невидимый мол,
над стеклянной водой – металлический обод причала,
мы дошли до конца, и со дна поднялось одеяло –
трехметровый прекрасный взаправдашний скат-хвостокол.

Как он может нас помнить? Мы не были здесь целый год,
но встречает, глядит, так как рыбам смотреть не пристало…
потому что оно – мореплаватель (и одеяло), 
всепогодный подводный защитный ковер-самолет.

Потому что причал – на заливе, во сне, на плаву,
свет бежит по камням, повторяемый солью и пылью,
где вода под водой раскрывает огромные крылья, 
и всплывает как прежде – Привет! Ты живешь? Я живу.

Кто там ходит по небу и двигает звезды на дне?
Вот Чуковскому страшно, Тарковскому этого мало,
ну а мне в самый раз – мне навстречу плывет одеяло
по зеленой, соленой, пока - бесконечной волне.

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Мая Добровольска
Перевод Игоря Семашко

ДЖУЛЬЕТТА ПЕРЕЕХАЛА НА УЛ. ОТАКАРА ЯРОША

Оставь нас, няня, ненадолго.
Или хотя бы отвернись и сделай вид,
что ты уехала.
Не смерть страшна мне, няня –
ты страшна. Так много
у меня вопросов – где
мерзкий майский дождь
с холодным ветром?
Больше нет тебя
ни на Клочковской,
ни на Холодной
Горе.

ПЕРВЫЙ ГЛОТОК КОФЕ НА УЛ. РЫ́МАРСКОЙ

Утром на Рымарской тополя
прошептали каштанам "пардон, пардон",
и хорошо, сегодня пойдём именно к тополям,
вообразим как ты просыпаешься без меня
и не в этом городе,
а вокруг зима, и совсем ни одной ветлы,
ни одной лозы, ни одного растения.

https://t.me/translatingkids

Мая Добровольска
Перевод Игоря Семашко

ДЖУЛЬЕТТА ПЕРЕЕХАЛА НА УЛ. ОТАКАРА ЯРОША

Оставь нас, няня, ненадолго.
Или хотя бы отвернись и сделай вид,
что ты уехала.
Не смерть страшна мне, няня –
ты страшна. Так много
у меня вопросов – где
мерзкий майский дождь
с холодным ветром?
Больше нет тебя
ни на Клочковской,
ни на Холодной
Горе.

ПЕРВЫЙ ГЛОТОК КОФЕ НА УЛ. РЫ́МАРСКОЙ

Утром на Рымарской тополя
прошептали каштанам "пардон, пардон",
и хорошо, сегодня пойдём именно к тополям,
вообразим как ты просыпаешься без меня
и не в этом городе,
а вокруг зима, и совсем ни одной ветлы,
ни одной лозы, ни одного растения.

https://t.me/translatingkids

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Войцех Шлоцкий
Перевод Кирилла Венгерова

ВОКРУГ ЭТОГО

в летний зной
жизнь вокруг
всего этого:

к столетию моему
новая польская марка – ты
у меня на коленях

как на наших декабрьских
фотографиях 92го года

только моя рука
больше не там
где была в Рождество.

https://t.me/translatingkids

Войцех Шлоцкий
Перевод Кирилла Венгерова

ВОКРУГ ЭТОГО

в летний зной
жизнь вокруг
всего этого:

к столетию моему
новая польская марка – ты
у меня на коленях

как на наших декабрьских
фотографиях 92го года

только моя рука
больше не там
где была в Рождество.

https://t.me/translatingkids

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Питер Нильсен
Перевод Евгения Шапиро

ВРЕМЕНА, 40

Скамейка цвета петрушки,
и на ней написано что-то важное,
возможно, исповедь. Вода из ниоткуда
поёт, стекая вдоль стен
по тропинке. Эфемерные
сказки, рассказанные нами,
возвращаются, но уже из совсем других краёв.
Продажа бархата: с зажжённым светом ты
ничего не увидишь. Ты
должна выбирать, выбирать.

tg@translatingkids

Питер Нильсен
Перевод Евгения Шапиро

ВРЕМЕНА, 40

Скамейка цвета петрушки,
и на ней написано что-то важное,
возможно, исповедь. Вода из ниоткуда
поёт, стекая вдоль стен
по тропинке. Эфемерные
сказки, рассказанные нами,
возвращаются, но уже из совсем других краёв.
Продажа бархата: с зажжённым светом ты
ничего не увидишь. Ты
должна выбирать, выбирать.

tg@translatingkids

User avatar
» posted to просто варежка and daily_verse

Alicia Jo Rabins, Bathtub pandemic poem

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Редьярд Килинг

ДОРОГА В ЛЕСУ

Перевод В. Шубинского

Закрыли путь через лес
Семьдесят лет назад.
Он дождем был размыт и бурей разбит,
И ничей не заметит взгляд,
Что дорога шла через лес
Там, где нынче шумит листва,
А приземный слой - лишь вереск сухой
Да пятнышки анемон.
Лишь сторож помнит едва -
Где барсук проскакал да исчез,
Где горлица яйца снесла,
Когда-то был путь через лес.

Но если ты входишь в лес
Летним вечером, в час,
Когда холод идет от стоячих вод
И выдры, не чуя нас,
Пересвистываются через лес,
В подступающей полутьме
Вдруг зазвучит перезвон копыт,
И шелест юбок, и смех,
Будто кто-то спешит
Мимо пустынных мест,
Твердо держа в уме
Забытый путь через лес.
Но нет пути через лес.

Редьярд Килинг

ДОРОГА В ЛЕСУ

Перевод В. Шубинского

Закрыли путь через лес
Семьдесят лет назад.
Он дождем был размыт и бурей разбит,
И ничей не заметит взгляд,
Что дорога шла через лес
Там, где нынче шумит листва,
А приземный слой - лишь вереск сухой
Да пятнышки анемон.
Лишь сторож помнит едва -
Где барсук проскакал да исчез,
Где горлица яйца снесла,
Когда-то был путь через лес.

Но если ты входишь в лес
Летним вечером, в час,
Когда холод идет от стоячих вод
И выдры, не чуя нас,
Пересвистываются через лес,
В подступающей полутьме
Вдруг зазвучит перезвон копыт,
И шелест юбок, и смех,
Будто кто-то спешит
Мимо пустынных мест,
Твердо держа в уме
Забытый путь через лес.
Но нет пути через лес.

User avatar
» posted to лучшимъ орудiемъ для желающихъ and daily_verse

Геннадий Каневский

[***]
любой, но чтобы сосны за окном.
пускай дощатый, карточный — но сосны.
пусть будет лишь одно названье — «дом»,
но будет отблеск на закате красный.
и пред тобой, негодным к строевой —
вечерний строй, к морской вовеки годный.
закончен день, сурдиночный и злой,
их музыкою, медленной и медной.

протри, потом поставь свою иглу
из воздуха, и никогда не мимо,
из солнечных квадратов на полу,
из голосов (их называют «гамма»),
все — в очереди, за одним » другой,
и — до реки, до моря, через море,
а там уже столетний лес секвой:
как вы, такой и вам отмерят мерой.

а в воздухе — эфирные тела,
и искры, и горячие светила,
и медленная музыка плыла,
пока на сердце жгло и рассветало.
то закрывал, то открывал глаза,
всё проверял — на месте, не исчезли,
прозрачные, янтарные леса,
как были до, как будут после жизни.

Геннадий Каневский

[***]
любой, но чтобы сосны за окном.
пускай дощатый, карточный — но сосны.
пусть будет лишь одно названье — «дом»,
но будет отблеск на закате красный.
и пред тобой, негодным к строевой —
вечерний строй, к морской вовеки годный.
закончен день, сурдиночный и злой,
их музыкою, медленной и медной.

протри, потом поставь свою иглу
из воздуха, и никогда не мимо,
из солнечных квадратов на полу,
из голосов (их называют «гамма»),
все — в очереди, за одним » другой,
и — до реки, до моря, через море,
а там уже столетний лес секвой:
как вы, такой и вам отмерят мерой.

а в воздухе — эфирные тела,
и искры, и горячие светила,
и медленная музыка плыла,
пока на сердце жгло и рассветало.
то закрывал, то открывал глаза,
всё проверял — на месте, не исчезли,
прозрачные, янтарные леса,
как были до, как будут после жизни.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10