из Фруассара, про Столетнюю войну:

Published by @deodan on 2016-06-07

Фруассара, про Столетнюю войну (http://fanread.ru/book/7704095/?page=1):
“В английской армии находился шотландский рыцарь, который совершал наиславнейшие воинские подвиги. В сопровождении единственного пажа он оставил свой строй, с копьем наперевес и верхом на своем рысаке. Пришпорив коня, он вскоре оказался перед городской заставой. Звали этого рыцаря сэр Джон Эссьютон, он был очень доблестным и способным человеком, в совершенстве владеющим своим делом. Когда он подъехал к укреплениям Нуайона, то спешился и, передав коня своему пажу, сказал: «Не уходи с это места», а затем, схватив копье, подошел к заграждению и с его помощью через него перепрыгнул.
Внутри заставы находилось несколько добрых рыцарей, таких как мессир Жан де Руа, мессир Лонсело де Лорри и десять или двенадцать других, которые изумились такому поступку и поинтересовались, что он будет делать дальше. Обращаясь к ним, шотландский рыцарь сказал: «Судари, я пришел повидать вас. Так как вы не удостаиваитесь выходить из ваших укреплений, то я решил нанести вам визит. Я хочу испытать на вас силу своего рыцарства, а вы меня схватите, если сможете». После этого он раздал множество сильнейших ударов своим копьем, которые ему вернули. Он продолжал оставаться в таком положении, один против их всех, более часа дерясь и сражаясь самым доблестным образом. Он ранил одного или двух этих рыцарей, а они находили столько удовольствия в этом бою, что частенько забывались. Жители города с изумлением смотрели на это сверху ворот и стен. Они могли бы нанести ему большой вред своими стрелами, если бы этого пожелали, но нет - французские рыцари им это запретили. Пока он, таким образом сражался, его паж подошел вплотную к барьеру, сел на его коня и громко сказал ему, говоря на его языке: «Милорд, вам бы лучше уходить прочь. Самое время, ведь наша армия уже уходит». Рыцарь, который это услышал, подготовился последовать этому совету и, сделав два или три выпада, чтобы расчистить себе дорогу, он оперся на свое копье и вновь беспрепятственно перепрыгнул через ограждение, и как был в доспехах, запрыгнул на своего коня, сев позади пажа. Когда он, таким образом, оказался верхом, то сказал французам: «Адью, судари, премного вам благодарен». И пришпорив своего скакуна, вскоре присоединился к своим товарищам. Этот славный подвиг сэра Джона Эссьютона был высоко оценен всеми людьми.”

и ещё

“Случилось так, что во вторник утром, когда англичане стали сниматься с лагеря и поджигать все деревни, в которых они квартировались, так что огонь был виден прямо из Парижа, один рыцарь английского войска, который накануне дал обет, что подойдет до самых застав и ударит в них своим копьем, не стал нарушать своей клятвы. Он отделился от войска, с копьем в руке, маленьким щитом на шее и полностью облаченный в доспехи, за исключением шлема и, пришпорив своего скакуна, поскакал в сопровождении одного оруженосца верхом на другом скакуне и держащего его шлем.
Когда он приблизился к Парижу, то надел шлем, который оруженосец подвязал сзади. Затем, вонзив шпоры в коня, он помчался галопом и подскакал, чтобы ударить в ворота. Вдруг они распахнулись, и находящиеся внутри сеньоры и бароны вообразили, что он намеревается войти в город, но он не это имел в виду, и нанеся удар по воротам, согласно своему обету, он остановил коня и развернулся. Увидев его отступающим, французские рыцари закричали: «Уходи, уходи! тебя спасет твоя быстрота». Что до имени рыцаря, то я его не знаю, и даже не знаю, из какой страны он пришел, но на его гербе было изображены две черные горизонтальные полосы на красном поле с одной черной не зубчатой каймой. Однако с ним случилось приключение, из-за которого ему не так повезло при отступлении. По возвращении, на пригородной мостовой, он повстречал мясника, человека очень сильного, который приметил его, когда тот проезжал мимо, и у которого в руках был очень острый и тяжелый резак с длинной рукояткой. Так как рыцарь возвращался один и был беспечен, то храбрый мясник подошел к нему сбоку и нанес такой удар между плеч, что рыцарь свалился на шею коня. Он было оправился, но мясник повторил свой удар по голове так, что топор пробил шлем. Из-за сильной боли рыцарь упал на землю, а лошадь галопом помчалась к оруженосцу, который поджидал своего хозяина в поле, на краю пригорода. Оруженосец поймал коня, но заинтересовался, что стало с его хозяином, ведь он видел его скачущим к заставе, ударившим в нее и затем развернувшимся, чтобы вернуться назад. Поэтому он поехал его искать и, не сделав много шагов, увидел его в руках четырех человек, которые избивали его так, словно били молотом по наковальне. Это так напугало оруженосца, что он не осмелился ехать дальше, так как видел, что не может оказать ему никакой помощи. Поэтому он как можно скорее повернул назад. Так был убит этот рыцарь, а те сеньоры, что стояли у заставы, приказали похоронить его в освященной земле. Оруженосец вернулся к своему войску и сообщил о несчастье, что обрушилось на его хозяина.”

и ещё

“В это время в Оннекуре находился один аббат великой храбрости и ума, который приказал, чтобы вокруг города были поставлены деревянные ограждения и такие же поставлены поперек улиц, так чтобы в них оставались проходы не более чем в полфута.
Затем он собрал вооруженных людей, снабдил их камнями, негашеной известью и прочие подобными неприятными средствами, чтобы они смогли защитить себя. Как только вышеупомянутые сеньоры туда прибыли, аббат расставил своих людей между воротами и ограждениями, а ворота оставил открытыми. Сеньоры спешились и подошли, с мечами в руках к ограждениям, которые были очень крепкими, и раздавали крепкие удары тем, кто находился внутри них, а те, в свою очередь, защищались очень смело. Мессир аббат не жалел себя, но имея хороший кожаный камзол, мужественно наносил свои удары, и получал столь же добрые в ответ. Было совершено много славных дел, а горожане, чтобы досадить нападавшим, метали смертоносные камни, бревна и корзины, полные извести.
Случилось так, что мессир Анри Фландрский, который находился в первых рядах, со своим мечом привязанным к запястью, сам причинил себе большую заботу. Он подошел слишком близко к аббату, который схватил рукоять его меча и с такой силой потянул ее через ограждение, что его рука проскочила через решетку, а он не мог бросить меч, чтобы не потерять своей чести. Аббат продолжал тянуть, и когда решетка разошлась достаточно широко, и в отверстие уже проходило плечо, он стал утягивать и его самого, удерживая при этом, к величайшему неудобству рыцаря, и рукоять его меча. Со своей стороны, его братья рыцари стали тянуть его к себе, чтобы спасти от вражеских рук, и это перетягивание длилось так долго, что мессир Анри был сильно помят. Однако, в конце концов, он был спасен, но его меч остался у аббата. И то время, когда я писал эту книгу, я проходил через город, и монахи показывали мне этот богато украшенный меч, который там хранится.”

и ещё

“Он привез с собой большую часть пленников, с которыми он обошелся очень хорошо, позволив им оказаться на свободе под честное слово с тем, чтобы они поехали за своим выкупом. Он их ни запирал в тюрьму, ни надевал ручных, ни ножных кандалов, как это делают немцы, чтобы получить больший выкуп. Будь они прокляты. У этих людей нет ни жалости, ни чести, и они никогда не заслуживают пощады. Французы обходятся со своими пленниками хорошо, и любезно отпускают их за выкуп, обходясь без жестокостей.”


2015-2016 Mokum.place