Прочитала рассказ одной знакомой — у нее выходит первая книга, а вообще она сценарист, довольно успешный — и там такая "крепкая", как говорили раньше, проза, нормальный такой соцреализм, хороший даже, просто немножко со вкусом подшивки журнала "Крокодил", если попробовать его пожевать. И героям там по сорок лет не сейчас, а где-то в 80-х, причем и тогда они тоже были картонные. И все это было бы совершенно понятно и неинтересно, хорошей плохой прозы полно и она много лучше плохой плохой прозы, если бы знакомая эта не родилась писателем — а такое вообще-то всегда в людях заметно: да что там по постам в фейсбуке, писателя видно по смс-ке, по записке буквально на холодильнике. (Ужасно важно, кстати, чтобы у этих по-настоящему редких людей кто-то был, кто видел бы это и кому б они верили — и кто не устал бы им повторять. Потому что говорят о таком обычно не те и не этим). И мне интересно (и страшно), а что вдруг такое происходит с текстом, когда человек, который вообще-то писатель, вдруг начинает старательно (и возможно, так же мучительно) делать из него — из себя — "литературу".