Так на чем, говорите, мы остановились?