Он сказал, что я так чётко излагаю, почему же я не пишу ясно? Я пишу ясно. Это не ответ, это факт. Я пишу, по-моему, так прозрачно, что даже беспокоюсь. Не взаправду, просто факт. Однако я начала объяснять ему и объясняла с перерывами всю ту зиму, а потом писала ему письма, объясняла, что объяснения ясны, но поскольку тот, кому объясняют, не в состоянии увязать объяснения с тем, что по-настоящему ясно, ясные объяснения не ясны. Очень просто, всякий, кому приходилось спорить или ссориться, прекрасно это понимает, но читая объяснения, не понимают, потому что не соображают, что понимать и верить не одно и то же.
— Гертруда Стайн, Автобиография каждого ‎- из-за разнузданности гламурной
Как-то раз мы потерялись в парке и поначалу путались в дорожных знаках. Интересно, что в разных странах тебе по-разному показывают, как ехать. Во Франции используют знаки, в Америке – в основном надписи, и большинство слов односложные. Нельзя делать левый U-образный разворот, отнимало столько времени, что я в конце концов развернулась, и полицейский спросил: и куда, по-вашему, вы едете? Я ответила, что разворачивалась, вы, наверное, иностранка? спросил он, и я сказала да, а он сказал: ладно, езжайте, но до отъезда вы, скорее всего, погибнете. ‎- из-за разнузданности гламурной