Читал он внимательно, с удовольствием. Вне солнцем освещенной страницы не существовало сейчас ничего. Он перевернул страницу, и весь мир, жадно, как игривая собака, ожидавший это мгновение, метнулся к нему светлым прыжком, — но ласково отбросив его, Драйер опять замкнулся в книгу.
— Владимир Набоков, Король, дама, валет ‎- visions of swastikas in my head
прочитал "Драйер" как "драйвер", здравствуй, профдеформация ‎- лицо не владеющее языком
О кушетке она напомнила старичку-хозяину, который тихо прогуливался взад и вперед по коридору. Улыбаясь то ей, то Францу, потирая сухо шелестящие ладони, он сказал, что как только супруга приедет, будет и кушетка. И так как, по чести говоря, никакой кушетки чинить он не давал (в пустом углу прежде стояло чужое пианино), и так как, кроме того, старичок был холост, — он с большим удовольствием отвечал Марте. Да и вообще он был доволен жизнью, этот серый старичок в домашних сапожках на пряжках, — особенно с тех пор, как открыл в себе удивительный дар — превращаться вечерком, по выбору, либо в толстую лошадь, либо в девочку лет шести, в матроске. Ибо на самом деле — но это, конечно, тайна, — был он знаменитый иллюзионист и фокусник, Менетекелфарес. ‎- visions of swastikas in my head
[а Dreier это ведь троякий, тройной?] ‎- visions of swastikas in my head
^в картах это тройка просто ‎- овцылограф
а! тройка, семёрка, дама, ок ‎- visions of swastikas in my head
А какая у Франца фамилия? (Заодно узнал, что немцы уходят по-французски: sich französisch drücken.) ‎- овцылограф
мне кажется, не упоминается ни разу ‎- visions of swastikas in my head
Анатом и скульптор помогали усердно. Один из них был долговязый, бледный, неряшливый, с орлиным взглядом, длинными, откинутыми назад волосами и большущим кадыком; другой — солидный, седой, в очках, в высоком крахмальном воротнике. Их внешность служила для Драйера источником непрестанного наслаждения, ибо тот, с шевелюрой, был профессор, а этот, в строгих очках, — скульптор. ‎- visions of swastikas in my head

2015-2016 Mokum.place