Его разрезали на части и повезли через начинавшуюся зиму. Мамонт равнодушно отнёсся к тому, что его ноги, голова и тело едут в разных кожаных мешках — за сорок четыре тысячи лет, которые он провёл в неудобной позе, это было даже развлечением. Вокруг него суетились учёные, и он позволял им наново собирать свои кости. К нему пришёл Император.
Мамонт смотрел на этого маленького человека с синей лентой через плечо и знал, что ни один император не вечен. И этому, что стоит перед ним, наверняка осталось недолго. Так и вышло — и человека с лентой, и женщин, что были с ним, скоро постигнет та же судьба, и кости их будут жить в мешках — кожаных и некожаных, и их тоже будут трогать учёные, перекладывая от одной кучи к другой. А теперь перед мамонтом стоял младший лейтенант Еськов, и снег на его валенках не таял. ‎- из-за разнузданности гламурной
— Владимир Березин, Последний мамонт ‎- из-за разнузданности гламурной
[я Березина люблю, а мамонта чото пропустил, а он хороший] ‎- из-за разнузданности гламурной
и вот поразительно: книжка небольшая, а ощущений в итоге много. есть в ней даже пинчоновское чото, ага. вообще, если б скрестить Пинчона со Шкловским... ааааа ‎- из-за разнузданности гламурной
дочитал вчера мамонта. очень хороший, да ‎- "Serious" Black
а вот внезапно сегодняшний рассказик про эпизод в Кёнигсберге с точки зрения Фетина (сначала всё ж таки читать про мамонта): http://berezin.livejournal.com/1813787.html ‎- из-за разнузданности гламурной