Наш разум устает на всем бесконечно продолжающемся, кроме «нового» для него: этим и определяется эволюция, ведь «новое» — всегда новое.