Шестая книга «Дар Орла» Кастанеды, несмотря на показавшуюся вначале безыдейность, оказалась самой глубокой, четко очертившей происходящее.