Почти всегда надо упасть, чтобы увидеть высоту неба и пожелать взлететь. Гораздо хуже — жить у нуля, теряя остатки воли в праздности бытия.