И пиздец казался беспросветным. Впрочем, каким еще может быть пиздец? Только полным!