С точки зрения самца нет ничего хуже того, чтобы быть святым: ты можешь выебать любую, но не можешь — иначе перестанешь быть святым.