Что-то все закружились недели как дни, видимо, потому что все мы одни