Читаю форсквер, вижу «Золотую шору», ржу. А она, оказывается, вовсе и не шора, а шпора.