«За пять лет сыроедения я понял, что главное — то, какой человек внутри, а не снаружи»