Самооправдание «самым тяжелым временем года и праздниками» в еде, сне и веществах развернулось осознанием слабости и малодушия. Ну-ка, бля.