Меня, как советского человека, до сих пор преследует чувство нереальности происходящего, в некоторых ситуациях, связанных с забугорными поездками. Например, подхожу я в кассу в Хельсинки, и спрашиваю: а билет до Москвы на сейчас есть? Да, отвечают мне, есть. И я беру кусочек пластика, жму кнопочки, и жена отправляется через час домой, к заболевшей маме. А в каком-нибудь 84 году, невозможно представить... Я, спрашиваю финна, и он меня понимает? Без разрешения профкома и органов, взял билет и срочно ломанулся через границу?