А дело не в феминизме, а в любви народных масс к публичным казням.