[перепечатка] Урок геополитики (2014-07-30, author undisclosed)

Published by @piggymouse1 on 2016-05-15

Перепечатываю текст одного хорошего автора. К сожалению, автор требует, чтобы при перепечатке его тексты ни в коем случае не атрибутировались. Исходно текст был опубликован 30 июля 2014 года.

Урок геополитики

Выложу-ка я здесь, чтобы не пропадал, один текст трёхлетней давности. Там, куда он предназначался, свою роль он уже выполнил. Пусть теперь будет в общем доступе.

Дальше много букв, если вы к этому не привыкли, то, пожалуйста, воздержитесь от комментирования.


В мире иногда случаются моменты, когда кукловоды не успевают задёрнуть шторку, и взору публики представляются механизмы сцены, верёвочки, подмостки, лесенки и прочая закулиса. В силу сложности нашего мира такое бывает довольно часто. Наш взгляд, увы, привык пристально смотреть лишь на кукол, и открывшихся интересностей обычно не замечает.

Вот сейчас как раз такой прекрасный момент, когда отлично просматриваются сценарий и декорации к театру американской геополитики в прошедшую декаду. Предлагаю посмотреть, пока ширму не вернули на место.

В 2003 году США начали вторую иракскую операцию. Для современников она была поразительна своей немотивированностью. Естественно, сказки про оружие массового поражения никого не убеждали. Почему Ирак, почему именно сейчас, почему привязка к терактам 2001 года? Кроме идиотизма младшего Буша, других вменяемых объяснений не предлагалось. Что президент (и весь правящий класс) единственной на земном шаре сверхдержавы вряд ли может быть самодуром и дебилом – за рабочую гипотезу не принималось.

У меня в то время уже было достаточно понимания, чтобы нащупать верный ответ, который я и озвучивал многим друзьям. США начали иракскую операцию для получения рычага контроля за нефтяными ценами. Рычаг этот, впрочем, довольно хлипкий. Он работает всего в одну сторону – вверх. Видимо, это всё же было лучше, чем не иметь никакого. Впрочем, какой США толк от высоких цен на нефть – я тогда не очень понимал. Гипотез предлагалось много, но они были несколько неубедительны.

Здесь необходимо отступление. Около 40% добываемой на планете нефти контролируется консорциумом ОПЕК. Он пытается поддерживать цену на нефть в некоем коридоре, который обеспечивал бы выполнение двух стратегических задач ОПЕК: максимизации экспортной выручки и сохранения доли рынка. ОПЕК выгодно поддерживать цены на нефть ниже определённой планки, чтобы не происходило инвестиций в новые сложноизвлекаемые месторождения, и доля рынка ОПЕК сохранялась либо росла.

В начале 2000-х годов для США складывалась неприятная ситуация. Начался резкий экономический рост Китая и вообще юго-восточной Азии. Такими же темпами росло и их энергопотребление, и импорт нефти. Прогноз роста мировой нефтедобычи при том выглядел бледно (вспомните до того времени успешную стратегию ОПЕК). Глядя в ближайшее будущее, ко второй декаде XXI века вырисовывалась такая картинка: резкое повышение роли существующих производителей энергии (ОПЕК и Россия прежде всего), плюс жёсткая конфронтация США с Китаем за ближневосточную и западноафриканскую нефть.

События 11 сентября 2001 года были провозвестником этого нового неприятного для Америки миропорядка. Саудовская Аравия, крупнейший и решающий член ОПЕК, прямо в центре метрополии продемонстрировала впечатляющую возможность нетрадиционной проекции силы. Впервые с иракского вторжения в Кувейт 1990 года вассальные ближневосточные режимы осмелились запустить пробный шар собственной независимой игры.

Почему США не ответили саудитам – сие поныне скрыто теми самыми шторками и завесями, о которых я говорил в начале. Опять же, предположений великое множество, но они как-то мелочны и неубедительны. Для нас важно, что это направление действий оказалось для США закрыто.

Давайте подведём предварительный итог. Осенью 2001 года перед США стоят следующие безотлагательные задачи:

  1. Резко снизить собственную зависимость от ближневосточной нефти вообще и от саудовской в частности. В идеале – полностью контролируемая добыча либо нулевой импорт энергоносителей.
  2. Китай – мастерская Америки и главный движущий фактор сохранения и повышения качества жизни в США. Необходимо не допустить конфронтации с Китаем вплоть до исчерпания его резервов дешёвой рабочей силы и последующей реиндустриализации первого мира. При отказе США от борьбы за ближневосточную нефть наиболее горячая точка противостояния с Китаем исчезает.
  3. Единственный реальный не связанный с ОПЕК масштабный поставщик энергоносителей – Россия. Третья задача – не допустить “ухода” Европы к России и усиления их энергетического симбиоза.

Откуда начинать, за что браться? Понятно, что прежде всего за первую задачу. Но как? Снижать энергопотребление до бесконечности нельзя, и так экономика в кризисе. Надо искать новые источники энергии в США и у ближайших контролируемых соседей. Это должны быть углеводороды (у остальных всё ещё проблемы с портативностью). Запасы в США считаются исчерпанными. В Канаде вроде есть (больше, чем даже в Саудовской Аравии), но при нынешних ценах они не извлекаемы. Что делать?

Здесь уместно второе отступление.

После коллапса СССР в нефтяной индустрии России также случился коллапс. Добыча упала до уровня 1970-х годов, и перспектив её роста за счёт интенсивного бурения (как в 1980-х) не было. Цены не позволяли бурить “по квадратам” в надежде, что одна скважина из 30 даст нефть. Попав в руки всем известных “смотрящих,” российская нефтянка обратилась к американским компаниям Schlumberger и Halliburton за консультацией.

Здесь наш взгляд опять упирается в драпировку сцены. Мы не знаем, почему все российские нефтяные компании предпочли именно Schlumberger и Halliburton, а не TOTAL, SHELL, BP, STATOIL, ENI, Mitsubishi… Знаем лишь, что предпочли.

Российские месторождения находятся на суше, но удалены от жилья и крупных городов. Это позволило Schlumberger и Halliburton в 1990-х обкатать на них технологии, которые было трудно или невозможно опробовать в густонаселённой Пенсильвании или на шельфе Мексиканского залива. Это 3D сейсморазведка, горизонтальное бурение и гидроразрыв пластов. Применение этих весьма затратных технологий дало удивительный результат. Многие давно исчерпанные месторождения Коми и западной Сибири вновь дали промышленную нефть. Однако при 10 долларах за баррель экспортной выручки российские компании не могли всё это себе позволить.

Итак, правители США из опыта Schlumberger и Halliburton в России знают о существовании зрелых технологий, позволяющих “оживить” давно исчерпанные месторождения нефти и газа, и получить с них промышленный поток энергоносителей. Они также знают, что эта технология очень недёшева, и требует цен порядка 50-60 долларов на баррель нефти. Для разработки канадских запасов тоже нужно не меньше.

Значит, США нужно обеспечить цены выше $50 за баррель на следующую декаду. Это минимальный инвестиционный цикл для новых технологий в разведке и добыче. У них на пути стоит ОПЕК, не желающий видеть цены выше $35 за баррель. Военная интервенция в Саудовскую Аравию невозможна (почему – мы пока не знаем). Какой у нас следущий вариант?

Правильно, контролируемо дестабилизовать иного крупного поставщика энергоресурсов на мировой рынок. Выбор невелик: Иран, Ирак, Россия. Россия отпадает сразу: страну с ядерным оружием дестабилизовать опасно. С “контролируемо” тоже будут проблемы: больно велика, слишком большое население, климат ужасный. Европейцы опять же вряд ли за такое поблагодарят. Так что выбираем между Ираном и Ираком. Иран гористый, индустриализованный, населённый. Ирак плоский, аграрный, относительно малонаселённый, хорошо изучен, есть успешный опыт боестолкновений, армия разрушена 10 годами санкций. Решено!

Теперь, через без малого 10 лет после начала второй иракской кампании, графики говорят об её успехе гораздо нагляднее слов. Вот добыча сланцевого газа в США. Чем сланцевый газ (и нефть) отличаются от обычных? Правильно, 3D сейсморазведка, чтобы найти тонкие плоские линзы углеводородов в сланцах, горизонтальное бурение, чтобы пройти вдоль, а не поперёк линзы, и гидроразрыв пластов, чтобы обеспечить извлекаемость. Вот зависимость США от импорта нефти. Вот картинка того, как из импортёра газа США становится экспортёром. Вот падающая спотовая цена на газ, и сдувающаяся вместе с ней роль России в Европе.

Все задачи осени 2001 года решены. Энергетическая самодостаточность США обеспечена. Высокие цены на нефть больше не нужны, можно их отпустить. Ирак больше не нужен, можно вернуть его аборигенам. ОПЕК? Саудовская Аравия? Кто все эти люди? Пусть китайцы с ними разбираются, это теперь их проблема.

Ну что, увидели верёвочки-рычажки на подмостках? Понятно, что и зачем делалось? Ок, контрольные вопросы для проверки понимания:

  1. Дебил ли Джордж Буш-младший?
  2. Зачем США в начале 2000-х развивали технологии топливных элементов? Почему инвестиции в эту область резко прекратились?
  3. Почему развитые европейские страны не поддержали интервенцию США в Ираке? Поддержали бы они интервенцию в Иране? Саудовской Аравии? России?
  4. Почему Великобритания поддержала иракскую интервенцию США?
  5. В Европе существуют значительные запасы сланцевого газа и нефти. Произойдёт ли их промышленная разработка в следующую декаду-две?

2015-2016 Mokum.place