Поручик Ржевский вышел на балкон в одних трусах, потянулся и восхищенно промолвил: "Господи, какой чудесный рассвет!" "Мать-мать-мать," — привычно отозвалось эго.