После ритуала, когда толпа расходилась, жрецы запирались в храме и предавались обжорству, потому что you have to eat your own god-food.