Про «Благоволительниц» (занудства trigger warning)
(это, если кто не в курсе, такой роман, где ммм психологически проблемный мужчина странствует по полям второй мировой в роли офицера СС — включая львовские погромы, Бабий Яр, Сталинград и т.д. вплоть до битвы за Берлин) ‎- новомодная имитация мышления
Предисловие: у меня огромное удивление вызывает то, что для «интеллектуальной публики» некоторое направление/интонация/уровень насилия, или некоторые темы становятся таким сильным крючком, что в них немедленно начинают видеть _цель_ произведения, а не _средство_. Причём жанрового кина/литературы этот cognitive bias не касается: образованные зрители запросто обсуждают сюжетные и игровые характеристики «техасской резни бензопилой» или «kill bill vol 1», но «Догвилль» — это невыносимо ужасное кино во-первых, а во-вторых «именно этого Триер и хотел и это и есть его творческий метод! делать чтобы нам было ужасно!». та же фигня с «Благоволительницами»: уровень насилия и безжалостности, позволительный Джеймсу Бонду или World War Z (и совершенно не считаемый читателем «сутью рассказываемой истории»), здесь совершенно застилает глаза. ‎- новомодная имитация мышления
Если посмотреть скажем раздел «реакция критики» в русской и английской Википедии, то можно обнаружить, что роман обсуждается как «попытка показать, как человек становится злодеем» — и восторженная или негативная реакция критиков связана только с тем, «удалось» ли автору это показать или нет и «стоило ли» ради этой задачи «вставлять в книжку столько насилия и убийств»; обсуждается также историческая достоверность фактов и мотиваций и т.д. Bullshit ‎- новомодная имитация мышления
То есть принято читать (и считать что автор его так и писал) его как роман о чуваке который участвовал в расстрелах в Бабьем Яре и обустройстве лагерей смерти, и о его, значицца, внутреннем мире. Довольно сложная (и преднамеренно сложная, выстроенно сложная, а не накопительно сложная) структура игнорируется; роль отношения протагониста с важными персонажами второго плана игнорируется; сложная вариативность темпа игнорируется; то, что примерно половину романа герой с большой очевидностью проводит мёртвым — да бог с ним. Это реалистический роман про внутренний мир ССовца, сказано вам!!!!111 ‎- новомодная имитация мышления
Там пяти литературоведам на пять лет работы, чтобы только начать распутывать что почему, и почему это важно (и кто такой друг Томас, и как двое полицейских связаны с Эриниями, и зачем в сюжете темы гомосексуализма и инцеста — для пущей отвратительности гадкого ССовца, да?). но рецензентов интересует не это. ‎- новомодная имитация мышления
Самое занятное, что, вообще говоря, в книжке не так много насилия, и оно, по современным меркам, не outstandingly натуралистично. Я бы даже рискнул утверждать, что в процентном отношении к объёму его не больше, чем скажем в «Бойне номер пять». Но та ведь книга про пацифизм, а эта — пытается заставить читателя самоидентифицироваться с нацистским ублюдком, так?.. Хуяк! ‎- новомодная имитация мышления
«На самом деле»™, «книжка вообще не про то»™. (И спасибо разозлившим меня рецензентам, которые наконец-то заставили понять и сформулировать — а про что?) ‎- новомодная имитация мышления
Книжка, что очевидно (только мне и только теперь) относится к старинному жанру «отвергнутый на родине герой путешествует в неведомые страны, и переживает всякие приключения, а затем возвращается»; то есть, условно говоря, к «Одиссее», «Гулливеру» (и, скажем, «Пинноккио») она имеет на порядок бОльшее отношение, чем к «Жизни и судьбе». Ключ к ней, конечно, отношения героя со своей семьёй (как отправная точка «путешествия», из которого не может быть счастливого возвращения), а длинные, детальные описания «приключений» в роли офицера СС (и я настаиваю, что именно «приключения героя в роли», а не «приключений офицера СС»), где он попеременно то всевластен, то беспомощен, но почти всегда — холодный описатель (даже и собственных мучений) — в общем, вот эти приключения и похождения это вот такая, простите, в XX веке замена «неведомым странам», в которых никто из читателей заведомо не бывал и никогда не побывает. ‎- новомодная имитация мышления
<reserved> ‎- всё это хуйня
ну гм, тяжесть чтения-то была не в "столько насилия и убийств", а в их восприятии и приятии рассказчиком, с которым мы волей-неволей (и чаще таки волей) идентифицируемся, благо культурных точек соприкосновения хватает. и да, я думаю, что гомосексуализм играет очень конкретную роль – это хороший способ заставить героя скрывать важную для него часть жизни, сделать его доступным для шантажа и т.п.; с другой стороны, еврейское происхождение повлекло бы совершенно другие ассоциации и связи, а политические взгляды/деятельность слишком активно противопоставляли бы его режиму ‎- из-за разнузданности гламурной
↑ мне на это совсем нечего ответить, кроме того, что уже сказано. то есть я хотел бы быть какой-то умный и написать статью с последовательностью рассуждений, правильными отсылками и цитатами сплошь по всей книжке. но я не умный, увы. ‎- новомодная имитация мышления
гомосексуализм в то время и в тех обстоятельствах — это собственно часть alienating journey, на самом-то деле (потому что вся эта история, for me — именно что alienating journey; для неё преднамеренно был выбран САМЫЙ алиенирующий с т.з. человека конца XX-начала XXI века путь). читать это так — вообще-то не очень большой труд, но очень важный. мне так кажется. ‎- новомодная имитация мышления
надо книжку перечитать в четвёртый раз. хорошая книжка-то. ‎- новомодная имитация мышления