А вот я — никаких не вижу видений, мне нечего вам рассказать, всё, что есть у меня — грубые шаткие рифмы