Оговорился во внутреннем монологе, превратив своеобычное Великое Ничто в Великое Никогда. О чём это нам говорит?