Паром на Новый Харьков и разрушение Коктебеля ч.2

Published by @zverok on 2016-10-28

Паром на Новый Харьков и разрушение Коктебеля

← I. Паром на Новый Харьков

II. Разрушение Коктебеля

я приезжий в холодном Крыму.
где Смирновы? где Соня?
здесь всё непривычно. (Катя Соколова)

1. не было слов

слушайте! звёздные киты
и рыбки
далёкие потомки
расшифруйте отрывки
схемы документы черновики
шлют ваши предки
оставленные на земле
их уже нет
доставка заняла
пятьсот миллиардов лет

слушайте! вот
история одного индейца
по имени Бывший Енот

о Бывшем Еноте:
аспирант института моря в Боготе
на последнем почтовом пакетботе
отправлен интерном
интернирован
представитель научного резерва
в резервацию
на краю погибшей цивилизации
за тридевять земель
наблюдать
как покинутый коктебель
поглощает
море
разрушает

слушайте! Бывший Енот
последний из мапуче
ходит чернее тучи
конечно пьёт
в последнем баре
наливают последние татары
неплохо живёт
у последней старухи
сдающей
последнюю целую комнату
почти всё уже разрушено

есть все условия
но нет слов

слушайте! вот
индеец по имени Последний Енот
заполняет цифрами клетки рабочей тетради
крутит шелестящее радио
и не может составить отчёт

нет слов
нету слов
не найти слов
таких
как на вдох
произнести

таких
как галька солёная
от крови наших оленей

таких
как небо
в котором двадцатый год
не гаснет инверсионный след

слов нет

история заканчивается
тем
что
он где-то просыпается

слушайте! всё сложится
но надо проснуться

2. не было моря

«это правда: коктебеля нет
на старых лоціях
и в списках
приписки
кораблей

здесь не было моря

это истинная правда:
не было ветра солёного
попкорна солёного
на набережной
и самой набережной
санаторно-курортной зоны
летнего кинотеатра
работы в санатории и кинотеатре не было
здесь моря не было

такое горе
ну нету моря
такое лето
а моря нету»

таковы песни белых

«это правда, правда:
Максимилиан Волошин
дурной поэт
царь ничей
гордый
как вьетнамский
министр-поэт То Ху
выстроил дом фонарь
смотрящий в степь
здесь не было моря

это правда:
мы не говорим об этом
все знают об этом
какие-то военные
моретворцы
Волошин поил
разливным вином
копали котлован перед дом
ом
здесь не было моря»

такова история белых

«это правда до последнего слова:
не было бухты
не было чёрной горы карадаг
под которой волошин зарыл
своё чёрное сердце караюрек
не было гадкого бульона из чайки
только кубики магги
не было корабля-ресторана арго
не было белых теплоходов спасения
здесь не было моря

это — вся правда:
не было страшного ветра зимой
не было автовокзала
и бесконечного самоподобного фрактала
одниковых ларьков с ки
тайскими су
венирами

ни погран
заставы
здесь не было моря»

так говорят белые

«и что теперь?
когда каждый кто чего-то стоил уже улетел
вам интересно море его загадка
у вас индейцев исследовательская лихорадка
приезжаете на собаках
забываете о дорожных знаках
переплачиваете за вино
а когда говорит кто знает
тебе всё равно

но это правда, правда:
море выкопали не так уж давно
я сама вместе с волошиным несла бревно
тебе сообщается человеческим языком
а
о чём говорить с дураком»

старуха вдруг раздражается
поджимает губы
гонит с глаз долой
индеец Бывший Енот наутро просыпается
у симпатичной татарки Любы
не помнит почему
идёт домой

3. не было чистой воды

динь динь
доставка воды
во всём мире
не было чистой воды
таков закон приро
ды

динь дон это закон
человек всё превращает
в дым
всё вычерпывает до дна
всё делает неживым
и пустым

есть закон
не говорить о таком
не играть верю не верю
что тут верить это закон

закон
но не верю

*
Последний Енот всегда говорит не верю

мёртвые звери
и мёртвые индейцы
могут понять
они умеют ждать

не то что экологи

сгниют газоны придут бизоны
сгниют бизоны вскормят газоны
сожжённая нефть станет озоном

но что нам
оставили те
кто улетел
миллиарды тонн
навсегда утеряны
пересчитай эти тонны в лисиц
в великие озёра
андские горы
в кубы бетона
в плацкартные вагоны
сырную пиццу

что нам
оставляют представители небесных народных республик
звёздных автономий

новые поучения и законы
таковы

разрушить коктебель и прочие прибрежные города
отступать и ждать
пускай приходит вода
пускай будет море
и на дне этого моря
ни следа
ни пансионата ни санатория
ни набережной ни столовой
ни рынка ни автостанции
ни парка ни летнего кинотеатра
ни зимнего кинотеатра
ни фонарного столба
ни бетонной ограды
ни пластикового ведра
ни игрушечного самолёта
ни забытых плавок
ни междугороднего шоссе
ни виноградников до горизонта
ни детской жестяной горки

таков закон

команда уборки
трудится не покладая рук
при поддержке представителей различных наук
молодых индейцев
зрелых таджиков
последних татар
случайных болгар

делает всё возможное
и невозможное
и всё остальное
оставляет за спиной
только песок
и округлые катыши гальки
случайных размеров и форм
но не больше своей руки

таков
закон

уничтожить все схемы
черновики
все строения
и маяки
и стоять потом
вытянувшись по струнке
вытаращив зенки

когда в невообразимое количество раз
выше нас
выше неба
последняя встанет волна
ни хрена себе
и на
ней
поднятый со
дна
заросший ракушками до неузна
ваемости
последний
звёздный
корабль

АААААААААААААААААААААААААААААААААААА

4. не было войны

толстый лысый полевой прораб
восьмой сапёрной бригады
хаттаб
абиляров
говорит: «и хорошо, хорошо,
что набережную надо просто снести
никуда не спешить
ни с кем не сражаться
ничего не бояться
не брать офицеров в плен
не допрашивать контрразведку
не война а уборка
хорошее дело»

оператор стенобитной машины
восьмого разряда
таня-христина
из мукачева
говорит: «и хорошо, хорошо
это был самый красивый дом
ко второму по красоте
перейдём потом
я чувствую себя нужной там куда еду
где трава оплетает старые велосипеды
прислонённые к капитальным гаражам
хорошо что всё разминировано
сто пятьдесят лет назад
когда главнокомандующий уезжал»

бывший белорусский джазмен
сезонный разнорабочий
поразка яўген
говорит: «и хорошо, хорошо
в универе военной кафедры не было
да я бы и не прошёл
а тут и не о чем воевать
перенести сложить постучать разобрать
и опять начать
ещё море
не такое
как искусственное минское море
когда здесь штормовое
предупреждение то я верю
что не дезертировал
а просто сто лет назад
вышел и хлопнул дверью»

и какой-то случайный хуй
никто не знает
чем он тут занимается
представляется
Ли Юй
из Сан-Сальвадор-де-Жужуй
говорит: «и хорошо, хорошо
что никто не знает
чем я тут занят
сочли корейцем
специалистом по собакам
а заодно кошкам и хомякам
кладбищам домашних животных
шерсти их и когтям
искать
выкапывать
утилизировать
я устаю плакать»

а облезлый говорящий кот
отзывающийся на кличку Тим Рот
невероятно противно поёт: «и хорошо, хорошо
да плевать мутант или нет
заканчивайте уборку и идите нахер
не надо меня лечить
не надо меня хоронить
когда море придёт
я стану морской черепахой»

и, вот что сказал бы сам
Максимилиан
Волошин: «и хорошо, хорошо
древние киммерийцы
не сделали бы лучше
даже если бы примирились со скифами
коктебель должен быть разрушен»

ну, вот
записывает в рабочей тетради бывший енот
и бормот
чет во сне: «хорошо, хорошо
я готов
я собрал все данные
я принёс жертвы богам
по именам:
Было Давно
и Зачем-То
пусть море идёт
пускай коктебель падёт»

5. не было защиты

нет защиты индейцу

хотя он
образован и вдохновлён
морем благословлён
море изучить и принять
встретить и проводить
всякого зверя морского знать
всякий прилив предупредить
— так сказано во введении

индеец слышит зов предков
прародителей
древних сказочных докторов
легендарных научных руководителей
все старики индейцы
многие годы
наблюдают города ушедшие под воду
измеряют в осенней дымке
на сколько шагов слышен звон из-под воды
как писал в древнем трактате один из нас:
колокола первого сентября бьют
как в день когда Сын Божий пошёл в Свой первый класс
— так сказано в обзоре предметной области

но ведь
только индейцу дано наблюдать
заблаговременное
разрушение города чтоб не мешал воде
смотреть
как разрушается коктебель
придумывать новые термины
разделять
бесконечные слои
асфальта трассы
судак-феодосия
ждать осени
рекомендовать
ставьте памятники и тут же сносите
вот так и продержитесь
например
памятник человеку который ничего не сделал
просто всегда приезжал в коктебель
в октябре
в течение двадцати лет
— так сказано в методах исследования

индеец уверен
что и после отправки звездолётов мы
наги и уязвимы
грустны и неприкаяны
как югославы в белграде
как византийцы в стамбуле
как нудисты на коктебельском пляже в октябре
как жители мифического нового харькова
как упаковщик номер 11
как пассажиры скорого поезда когда
его уже заливает приливная вода
— так сказано в теоретических выводах

индеец требует, безоговорочно:
дайте мне новое лето
и сто мегабит интернета
хотя бы и в бетонном кубе
в интернет-клубе
над почтой и пунктом междугородных
и всех остальных
и дайте всё прожить заново
нежно и утомительно
я умер в дороге
— так сказано в практических рекомендациях

не бойтесь воды
ни пресной воды
ни солёной воды
никакой воды
— это выводы

а списки литературы пусты
и вместо приложений чистые листы
три десятка чистых листов
а надо бы сто
а на по
следнем коротко
на языке мапуче:
нет тебе защиты
нет научной
степени
нет института
моря в боготе
нет боготы
есть море

эй
пойди поспи
утро вечера мудреней

баю бай
уставший бывший енот
вечный аспирант
переплывший море в последний раз
не плачь не плачь мой индеец
чистое сердце
не пей вина
веселящего сердце
индейцам нельзя

индеец не плачет
индеец пищит как мышь
свистит носом
засыпает

6. не было книг

учитель!
в деревне мапуче
книг нету
я помню это
конец лета
пора учиться
я помню это

учитель!
отец мой
гордый вождь ничей
тебя встретил
ты угостил его мёдом
и яблоками
сказал: как раз
яблочный спас
я помню это

учитель!
мне было семь
тебе семьдесят
нашего языка ты не знал совсем
английский знал с пятого
на десятое
но за неимением другого кандидата
была нанят
я помню это

учитель беженец
миссионер сельский
священник полтавской
области может из села зеньков
не помню этого
или полковой капеллан
какого полка не помнит
и ладно ладно
я вспомню

учитель
учил английскому языку
по рваному разговорнику
повторяй за мной
невермайнд это святой
берегущий от дурной мудрости
нейзе-ду-ай это святой
свидетельствующий о непричастности
я помню это

напрасно выученный английский
выученная беспомощность
выученных мучеников
страна святых

учитель!
мне говорили вокруг зенькова
сёла Гусаки, Дубовка, Пилипенки, Севериновка и Хмаровка
а ты говорил
что в английском корабль
даже космический
всегда только женского пола
ты так верил в звёздное спасение
но никуда не успел
везде опоздал
ни о чём не слышал не подозревал
немудрено
если живёшь так давно
так далеко
от керченского космодрома
от пусковых шахт в карпатах
от центра координации в харькове
остаётся одно
оставаться одному
в городе зеньков
полтавской области
не переплывать океанов
не искать индейцев
сельские священники никогда не бросают посты
а вот гляди ж ты

учитель!
теперь ты почти настоящий индеец
хороший и мёртвый
нас не бросил, никуда не улетел

но я здесь
потому что вдруг вспомнил
как ты пел
умирающий и слепой
но такой
красивый
я помню это:

«сладко выйти из ума,
а кругом зима, зима
и полтава»

гудбай полтава, о
где я не буду никогда
прости учитель я везде опоздал
рельсы скрыла вода
с аэродромом беда
влезу на карадаг
и буду ждать
и наблюдать

но сейчас
надо поспать

7. ничего этого не было

дорогой бог
на правах влезшего на карадаг
показываю
барашки на волнах
считай
засыпай
под тем барашком
деревянный дом фонарь
сожгли
пепел развеяли
а под этим новый рынок
бульдозером сносили
экскаватором рыли
умаялись
а левее милиция
а за ней дорога
на бухту лисью
кажется
протяни руку
содрогнётся земля
а нет не содрогнётся
она утонула
и всё разливное вино
разлилось как ворвань
поверх волн
на четыре секунды усмиряя шторм
хорошо
но когда я уже унаследую?..

дорогая троюродная прабабка катя
или как тебя
у меня всё нормально
есть ещё несколько метров
над уровнем
ну или нет
но ты не волнуйся спи в своём небе
на далёкой зведе
да-да в будущем году в новом харькове
кстати
встретишь деда юру
ему привет

дорогие юные ветераны
женского добровольческого батальона
народной армии вьетнама
подскажите пожалуйста
каково
— воевать летом
у всех каникулы
а у тебя нету
— воевать осенью
разбираешь декорации и аттракционы
оставшиеся с лета
— воевать зимой
пепел в форме сосновых
иголок
над головой
— весной
кажется
остаётся
дожить до лета

ого
вот это
прилив

дык, это
дорогой далёкий
некто
вот тебе

а к т
выполненных рабо т
всё
ничего не т
не ты
не т
воё
не ж
алко
шлите
звез до лё т
жду
две сти ле т
дата
подпись

а пока спать
ниже воды
тише травы

8. не было рыбы такой

короче, вот
история индейца
по имени бывший енот
волноваться не след
он не утоп он плывёт
и впервые тихонько поёт
и голос его не дрожит
и руки его не дрожат
рук вообще нет
только ласты и плавники
и подводные песенки
смотри мама я плыву без рук
встречает какую-то камбалу
со знакомым лицом
утешает ну всё ну всё
уже всё
как ты маленькая устала

«как я маленькая устала
кто я маленькая устала
где я маленькая рыбёшка
дай мне маленького ребёнка
и мешочек сушёной рыбы
и немного сена оленям»

ну всё
ну вот и всё
уже всё прошло
мы плывём
небо плывёт
моя рука стала твоей рукой
твоё море моим морем
не горюй
ну хочешь ещё спою

я ведь случайно тут
даже не ожидал
думал теперь навсегда
разбирать уничтожать города
по списку
дать ворскле
накрыть ахтырку
лтаве полтаву

но пришла вода
во-да
во-да

оказалось
выиграл счастливый билет
и сто лет
незаконных генетических экспериментов
дали результат
жалко зеркала нет
чувствую ласты
остальное неясно
конечно не дельфин
может морской котик
толстый
смешной
но как хорошо
всё стало
водой
как и было
предсказано

вот так
и уже к этому
послесловия писать некому

*

чёрный беззвёздный кит
никогда не спит
немножко дремлет
но даже в дрёме
не видит
никогда не вспомнит

разрушение коктебеля

Конец второй части

III. Скажи это китам →


2015-2017 Mokum.place